March 22nd, 2014

Читательница

Письма из прошлого.

В далёкие-далёкие времена, когда интернет был по карточкам, а соцсети только-только зарождались, была у меня дивная привычка фиксировать каждый свой шаг, сделанный во всемирной паутине. Проще говоря, любое своё сообщение, оставленное на форуме, в гостевой книге, в переписке по электронной почте и так далее, я заносила в Word'овские файлы, с указанием всех обстоятельств. Порой такие архивы оказывались полезны, так как в них могла найтись нужная информация, а порой - не только мне. Например, файл с многомесячной дискуссией в гостевой неофициального сайта Марии Семёновой я пересылала где-то пяти разным людям.
Но я отвлеклась.
Если поскрести по сусекам, перешедшим в наследство со старого винчестера, можно откопать мою переписку с одной девушкой из Западной Украины времён 2003 года. Я тогда долго паслась на сайте, посвящённом Микки Рурку, и было нас несколько человек, которые переводили для этого проекта англоязычные материалы. Конечно, перезнакомились все в процессе. И вот разговорились мы с этой девушкой однажды на тему межнациональных отношений...

Collapse )

Помнится, меня одиннадцать лет назад такая позиция по отношению к России поразила. Не то чтобы я была не в теме, но как-то не подозревала о масштабах. И это говорилось не на уровне официальных СМИ или политиков, это то, что было в голове у простой украинской девушки с Запада. А вместе с ней - у какого ещё числа народу? Я тогда крепко задумалась... Страшно вообразить, во что такая нелюбовь к России и русским выросла за годы и какого накала она достигла сейчас. Но именно это и объясняет, откуда как бы внезапно взялись страсти, напугавшие не только одну меня и ставшие причиной многочисленных отфрендов. Это ж общаешься с человеком, общаешься - и не знаешь, что всё это время он тебя подспудно ненавидит, причём за то, к чему ни ты, ни твои близкие не причастны. Только за то, что ты из России... Которая, как ему или ей внушалось двадцать с лишком лет, оскорбляла и унижала.
Не знаю, сколько времени потребуется, чтобы люди на той стороне пришли в чувство и перестали видеть кругом одних только внешних врагов. Но уж точно не одно поколение. Такие вещи лечатся долго, кропотливо и с очень, очень большим терпением...