November 30th, 2009

Читательница

О разбойниках в русской народной традиции.

Недаром убийцу русский народ называет «душегуб». Сейчас мало кому приходит в голову, что эта характеристика означает не только губителя чужих жизней, но человека, губящего свою собственную душу, лишающего ее вечного спасения (это значение отражено в словаре В.Даля). Преступник переступает черту, после которой он перестает быть обычным человеком, после которой в его душе происходят необратимые изменения. Он становится изгоем, сам извергает себя из христианского общества, а тот, кто находится вне общества, для традиционного сознания попадает в сферу, где властвуют инфернальные силы. Русские крестьяне воспринимали разбойника, душегуба как человека, умершего для всех, как живого мертвеца – упыря, страшного и крайне опасного: «“Вывернутый” образ жизни придает разбойникам определенные мифологические черты: разбойник, выходящий на добычу ночью, а днем ведущий “обычный” образ жизни… ассоциировался с волком-оборотнем. Многообразны свидетельства осмысления разбойника (особенно атамана разбойников) как колдуна» (Ю.М.Лотман, Б.А.Успенский). Сам эпитет «отпетые», применяемый к разбойникам, говорит о том, что они воспринимались как люди, умершие для общества, как ожившие мертвецы – упыри, нечистая сила, ведь отпетый – это тот, над кем совершен церковный обряд отпевания. То же касается и другого эпитета – «отчаянные», то есть лишившиеся чаянья – веры, имеется в виду веры в Бога.

Отсюда - http://belskieprostori.pressarb.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=290:2009-07-25-11-36-00&catid=6:2008-11-18-12-19-07