Лиорелин (liorelin) wrote,
Лиорелин
liorelin

Созидание vs. потребление.

Наверное, я скажу нечто не очень умное. В том смысле, что я вроде знаю, как остановить этот раскручивающийся маховик ненависти. Точнее, понимаю, как мне кажется, что его раскручивает, а что замедляет.

Безнадёга в том, что соображения мои абсолютно банальны и даже затёрты… Но исторический опыт…

Что отличало Россию послереволюционную от России дореволюционной? Кроме жестокости революции, которую так или иначе, но удалось преодолеть?

Россия дореволюционная — точнее, предреволюционная — жила потреблением, которое становилось всё яростнее и яростнее. Революция стала неизбежна уже и чисто эмоционально. Потому что потребление, как идеология, обязательно конкурентно. И ненависть к конкуренту по потреблению — неизбежна, как состояние души.

Как руководству постреволюционной России удалось затормозить раскрученный маховик ненависти всех ко всем? Я вижу, что это было результатом замещения идеологии потребления на идеологию созидания. Более конкретно, массам буквально навязывали, впечатывали в подкорку вместо подсознательного желания потреблять столь же подсознательное желание созидать. И родился — точнее, развился из русского человека — тот самый знаменитый «совок», совершенно не понятный европейцу. Тот совок, который и сделал великое государство. Ресурсы, необходимые для созидания, всегда требуют объединения. И чисто объективно для ненависти оставалось всё меньше и меньше места в душах людей.

Для потребления единение людей совершенно не нужно, и ресурсы душ уходили в ненависть. Для созидания необходимо не просто сосуществование, но сотрдничество. А когда созидание становится внутренней потребностью и источником счастья, то уже и само сотрудничество осознаётся, как источник счастья. Если вы со стороны взглянете на мои рассуждения, то и увидите эту самую «идеологию советского человека», каждый понедельник с утра бежавшего строить коммунизм.

Европа прошла cовершенно иной исторический путь, в котором волчья жестокость людей и государств друг к другу всегда были нормой и вылились в приемлемые формы взаимоотношений. Просто по необходимости — альтернативой было взаимное уничтожение. У нас в России этого опыта волчьего сосуществования не было. Поэтому и всплески ненависти имели (и имеют — как сейчас на Украине) такую яростную форму.

Мы сейчас живём в мире потребления, в котором ненависть естественна и востребованна, как социальный регулятор. Потому и видится всё так безнадежно.

И если я прав, то мораль скучная. Чтобы избыть ненависть — нужна просто общая работа над чем-то, что нужно всем. Причём не принудительная, а как внутренняя потребность каждого. А это надо воспитывать, как воспитывали десятилетиями совков из раньшего времени. И украинская девочка, которая хочет «кружевные трусики и в Европу» — она очень чётко доказала свою готовность к ненависти.

Идеология потребления объективно когерентна ненависти, которая может принимать латентные, скрытые формы, но существовать и накапливаться будет обязательно.

Идеология созидания объективно требует того, что называется Христианской любовью: мне хорошо, когда другому хорошо. Мирская реализация Христианской любви — идеология коммунизма. Которую старательно и очень умело опошлили и выхолостили вполне осознанно. Сейчас неизбежно пришла очередь Христианской Любви. Сначала в Европе, потом, через Украину, и к нам доберётся. Ибо ненависть, рождённая потреблением, — не ярость оскорблённого или ограбленного. Это потребность души.

Вот примерно так…

Замечено благодаря awas1952.
 
Tags: history, life, politics, russia
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments