Лиорелин (liorelin) wrote,
Лиорелин
liorelin

Categories:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Йо-хо-хо и галлон горилки! День 4-й. Правь, Британия!

Итак, на Ямайке снова воцарились мир, покой и благодать. Население вернулось под власть английского короля, приняло нового губернатора, радостно отпраздновало всеобщую амнистию - пришла пора напомнить Вест-Индии о славе и мощи британского оружия. Конечно, английская локация уже не обладала такими потрясающими возможностями, как это было утром, но иногда одной решимости достаточно для того, чтобы одержать победу.

Лорд Виндзор в общих чертах объясняет план по установлению британского господства на Карибах. Общество почтительно внимает.



Забрав с собой самое боеспособное население, губернатор отбыл завоёвывать новые земли.



Не знаю, намеренно или нет, но милорд сел в корабль с канониром и адмиралом - может, всё ещё сомневался в искренности нашего возвращения под сень Короны?



Так что бывшие мятежные купцы плыли отдельно.



Из судового журнала лорда Энтони Виндзора:
...Я решил идти [в Маракайбо] за поддержкой. Отчалил с двумя кораблями. Прибыл. И обнаружил над Маракайбо пиратский флаг, а также штук пять-шесть пиратских судов, пришвартованных в гавани. Оказывается, узнав, что на Ямайке республика, Юнион Джек здесь был спущен на смену Весёлому Роджеру. Что ж, ну так я их разуверил. А узнав, что остатки испанцев и французов захватили Тортугу, изгнав оттуда Береговое Братсво, я сделал пиратам предложение, от которого они не смогли отказаться: «Вам нужна ваша Тортуга?». - «Да!». - «Мне тоже не нужны там ни испанцы, ни французы! И мне нужен Юнион Джек над Маракайбо».
- Change? – спросил Жан Марсель.
- Yes! – ответил я.
И мы, подняв над Маракайбо Юнион Джек, спешно отчалили по направлению к Тортуге.
...Будучи во главе флотилии, я приказал выстроиться в кильватерную колону, дабы все могли узреть нашу мощь издалека. ...И так, строем, в колонну, мы причалили к Тортуге. Было очевидно, что Британия объявила войну теперь не только Испании, но и Франции.


В результате Ямайка опустела как никогда. Из всего населения остались лишь комендант, Этель и я. Комендант, видимо, был наказан, а мы с лекарем попросту не представляли из себя никакой угрозы. Заодно соблюдалось правило, по которому форт нельзя было взять при наличии в нём трёх человек... Правда, господин губернатор совсем упустил из виду, что теряет в моей персоне личного живописца, и целый ряд интереснейших игровых моментов так и не был никем запечатлён, ибо я, как законопослушная верноподданная, честно сидела в Кингстоне, наступив на горло своей фотосущности. К сожалению, те игроки, у кого был при себе фотоаппарат, восполнить моё отсутствие так и не сумели.

Примерно полчаса мы втроём полусидели-полулежали у стен губернаторского дома, изнывая от жары, скуки и комаров, и жадно прислушивались к далёким звукам, доносившимся со стороны Тортуги. Мисс О'Флаэрти пытала сэра Саймона на предмет некоторых юридических аспектов относительно наследования недвижимого имущества. Я мужественно разрывалась между долгом и любопытством фотографа. Жизнь так ощутимо проходила мимо меня, что я чувствовала прямо физическую боль от невозможности находиться там, где вершится история. Несколько раз порывалась сбежать, но комендант успевал воззвать к моей совести - и я оставалась. Но после того, как вдалеке зашумели особенно громко, я не выдержала.

- Всё равно никому мы больше не нужны, и никто не приплывёт нас штурмовать - всё вертится вокруг Тортуги, - заявила я и рванула когти по направлению к насыпи. Что давно пора было сделать.

На первый взгляд, в порту Кайона царил натуральный хаос. Толпа народа, разбитая на группы, которые что-то деловито обсуждали, пристающие и отбывающие корабли, тут и там мелькающий лорд Виндзор, странно меланхоличные испанцы, радостные пираты...



Кажется, мне повезло: я не увидела знаменитой кильватерной колонны, в которую выстроились корабли англичан и пиратов (о чём потом так будет сожалеть лорд Виндзор), но зато успела к высадке объединённых сил на Тортугу.



Испанский дворянин, упражнявшийся с копьём на фоне этой внушительной силы, добавлял брутальности важному моменту.



Медитативное занятие. Прямо самурай перед последним решительным сражением.



Вот так, навалившись толпой, англичане и Береговое Братство показали, кто тут главный.



К сожалению, я почти не обратила внимания на сцену, которая разворачивалась на заднем фоне - хотя она безусловно заслуживала очень пристального внимания. Там происходил тот самый загадочный обряд, для которого и нужны были могущественные артефакты.



О нём я могу судить лишь по чужим словам: священный источник был найден, стихии укрощены, и, если я не путаю, знаменитый пират Жан Марсель получил все плюшки, а смерть принял английский вице-адмирал Ансель Смит. Правда, умереть ему всё равно не дали, потому что русалка расщедрилась на второй поцелуй, и храбрый малый вернулся в мир живых.



После триумфальной высадки англичан на полигоне началось какое-то непонятное движение, и некоторое время я пребывала в замешательстве: народ явно готовился к чему-то важному, но разобрать, к чему именно, мне не представлялось возможным.

Вот мисс Мэри следует за своим мужем, испанским губернатором. Вид у него самый что ни на есть озабоченный (ещё бы, англичане на вверенной ему территории), а у неё - весьма решительный. Кажется, что она подгоняет его клинком будто плетью.



Она же о чём-то шепчется с Федерико Корнеро. Последний, кстати, уже успел убить на дуэли Злого Рока и тем самым отомстить за свою дочь.



Дух отца Улли куда-то стремительно бежит.



Бывший полномочный представитель его католического величества готов дать бой английским собакам.



Печальный испанский солдат о чём-то разговаривает с Господом в тени деревьев.



Овдовевшая леди Алисия скучает в одиночестве.



И только в мертвятнике царил весёлый бардак, никак не похожий на то сонное царство, каким я его помнила по прошлым посещениям Тортуги.

В присутствии свидетелей и фотографа морской дьявол Дэйви Джонс провёл церемонию венчания авантюристки Джил и испанского матроса. Самое пикантное в данной ситуации даже не факт, что жених и невеста мертвы с точки зрения всех остальных, а то, что именно этот человек подверг её насилию, убил и снова надругался над бездыханным телом. Любовь зла...



"Объявляю вас мужем и женой!".



"Можете поцеловать друг друга".



Свадебный танец молодых. %)





"В общем... живите - и будьте счастливы".



У меня лично каких-то слов при виде этой сцены просто не было. Я могла только истерически хихикать и на автомате жать на кнопку затвора. Страшно подумать, что я могла пропустить такой пир духа, оставаясь на Ямайке.
Хотя самое эпичное зрелище этого дня ещё ожидало всех нас впереди.


Продолжение следует.

 
Tags: adventures, corsairs-2011, me, photos, rpg
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments