Лиорелин (liorelin) wrote,
Лиорелин
liorelin

Йо-хо-хо и галлон горилки! День 4-й. Крушение надежд.

Ещё рано утром в Порт-Ройяле сэр Генри обсуждал с командой, что по квесту ему необходимо повесить какого-нибудь проходимца на Тортуге, например, за подделку монеты; причём сделать это надо было на глазах определённого испанского дворянина. Честно говоря, не очень было понятно, зачем это надо, если выполнение квестов ничего не приносило, кроме удовлетворения ЧСВ. Однако новый губернатор так рьяно взялся за осуществление своего намерения, что никто и не сомневался в успехе его затеи. Я не присутствовала в таверне в тот момент, когда арестовали какого-то несчастного малого, но отлично поняла, зачем в порт, где стояла виселица, пришли все, кто в тот момент находился на Тортуге.

Из судового журнала сэра Генри Моргана:
Встретился с мистером Гиббсом, бывшим боцманом «Чёрной жемчужины», ныне - самопровозглашенным губернатором Тортуги (при содействии Берегового Братства, естественно); похоже остатки старой французской администрации здесь столь жалки, что их попросту игнорируют. Я попросил его оказать мне услугу - повесить на этом острове какого-нибудь пирата-неудачника. Любезный мистер Гиббс не стал даже задавать вопрос: «Зачем?». Надо, так надо! Я был ему премного благодарен. Долго высматривали в таверне подходящего неудачника. Выяснили, что тот, кто больше всего подходил на эту роль, еще вчера был убит в обычной портовой драке, которые здесь не редкость. Пришлось найти другого. Им оказался незадачливый судовладелец, обвиненный нами в реализации, а значит и изготовлении фальшивых денег. Мистер Гиббс сам когда-то застиг его в таверне при попытке расплатиться фальшивым золотым (забавно, что этот золотой когда-то вручил ему я в качестве платы за доставку корреспонденции с Тортуги). Итак, бедолагу вывели за дверь, оглушили, пленили, арестовали, потащили на пристань, на виселицу.

Самого обвиняемого, правда, не видно, толпа жаждет хлеба и зрелищ, однако губернатор д'Ожерон до последнего пытается защищать беднягу. На самом деле, не думаю, что его интересовала судьба несчастного, но не мог же он упустить свой шанс поспорить с англичанами и пиратами - и победить.



Из судового журнала сэра Генри Моргана:
Столпилась огромное количество народу: поразительно, что людей так привлекает зрелище смерти! Приговоренный кричал, что не виноват, но нам было всё равно. Народ жаждал впечатлений, я - финала. Голова несчастного была уже в петле, как вдруг вмешался лично очередной французский губернатор, не мистер Гиббс, а кто-то из ублюдков д'Ожерона, чёрт его дери! И началась чуть ли не битва за виселицу! Оба губернатора Тортуги попеременно то запихивали, то вынимали голову жертвы из петли. Я помогал мистеру Гиббсу, испанец – французу, жертва металась, толпа вопила и бесновалась...





В конце концов, не сумев переспорить д'Ожерона, английский губернатор предложил вздёрнуть мошенника на одном из пиратских кораблей - что и будет проделано незамедлительно. Увы, последующие события обесценили эту маленькую победу. Полоса везения для англичан закончилась, и надолго - возможно, кому-то наверху не понравилась неправедная казнь...

На протяжении всей экзекуции канонир Орм, которому было поручено охранять британский флагман, не покидал боевого поста, что, впрочем, не мешало ему пристально следить за тем, что происходит на берегу. К сожалению, в тот момент никого из англичан не случилось рядом с ним, чтобы предотвратить беду.



И про флагман, и про его охранника забыли почти все - разумеется, казнь была куда интереснее. Признаться, я тоже отвлеклась на фотографирование, очень уж колоритные были типажи.











Но был кое-кто, кто ничего не забыл и не выпустил из виду...



Из судового журнала сэра Генри Моргана:
Но тут вдруг я заметил, как некий знатный испанец и подозрительного вида святой отец неопределенной конфессиии промчались мимо явно к моему кораблю. ...Продираясь сквозь толпу, я увидел, что опередивший меня испанец перерезал горло моему верному канониру Орму Бурилло, когда его отвлёк святой отец (Орм нёс вахту на «Анне Болейн», переименованной вчера вечером в «Ветер»). Именно на «Ветре» я хранил две чаши и кинжал для проведения ритуала! Я сразу понял, что нужно испанцам, на бегу собирая команду по портовым кабакам и тут же приказывая «Гордости Империи» выходить в море. Я чуть было сам не запрыгнул на «Ветер», чтобы лично прирезать обоих испанских воров, но они уже слишком отдалились от причала. Дьявольщина! «Гордость империи», на абордаж! Вернуть нам корабль во что бы то ни стало!
Чтобы уж точно испанец не отвертелся, я приказал мистеру Гиббсу, уже завершившему казнь «фальшивомонетчика», и Жану Марселю также отправиться в погоню за «Ветром».
Испанец меж тем отчаянно грёб в Маракайбо.
«Гордость империи» почти догнала его, но вдруг у них обнаружилась поломка в ходовой части. Тысяча чертей!!! И они выбыли из погони. Теперь вся надежда на «Чёрную Жемчужину»...


А если перевести на язык грубой реальности, случилось то, что частенько происходит на всех играх и что так не нравится игрокам, - мастерский произвол. Всё-таки играющие мастера - это такое локальное зло, с которым довольно трудно мириться, потому что, с одной стороны, они обладают властью, а с другой, вести себя должны, как обычные участники. И в данном случае, вероятно, жажда проявить свою власть оказалась сильнее. Таким образом, Йарвен и Док нарушили несколько игровых правил, главным из которых было то, что пристань Тортуги являлась на тот момент небоевой зоной, и следовательно, там нельзя было ни на кого поднимать оружие. Однако они не могли получить артефакты с британского флагмана иначе, нежели смертельно ранив канонира - что они и сделали.

О-ох, что тут началось... Шум, гам, крики, эмоции, выяснение отношений... Со стороны казалось, что это никогда не кончится, и все так и будут препираться до окончания игры.



В какой-то момент создалось впечатление, что всё будет переиграно, канонир Орм останется жив, артефакты перейдут у англичан, а игровой процесс вернётся в прежнее русло...



Но увы, губернатор Морган был вынужден отступить...



...а канонир - отправиться в мертвятник.



Экипаж Дэйви Джонса уже был сформирован, так что Бурилло пришлось два часа в праздности отсиживаться на берегу, дожидаясь, пока нельзя будет вернуться в игру. И вряд ли его сильно утешал тот факт, что незадолго до трагической гибели один из английских капитанов угостил его шоколадкой. :)



Впрочем, справедливости ради надо сказать, что выяснение отношений между мастерами и английской командой на этом не закончилось - все до последнего пытались восстановить статус-кво.



И только испанский адмирал, успевший умереть ещё раз (у испанских моряков это определённо входило в привычку), радовался как ребёнок, спеша к товарищам на корабль Дэйви Джонса.



"Эй, не уплывайте без меня, я вам пригожусь!".



Полностью укомплектованный мёртвыми испанскими душами, "Летучий голландец" отбыл бороздить моря на страх всем и каждому.



Что же до живых, то им пришлось переместиться обратно на грешную землю.



Вице-адмирал Ансель Смит был так зол, что первым сошёл на берег, намереваясь поубивать всех испанцев, какие непредусмотрительно появятся у него на пути.



Глядя на сэра Генри, кажется, будто он так переживает, что вытирает украдкой слёзы, но на самом деле он всего лишь отбивается от комаров...



Однако никакие обиды не могли помешать англичанам оставаться галантными джентльменами. :)



Ну и, разумеется, губернатор Морган не мог забыть, что его флот и колонии нуждаются в порохе и снарядах, поэтому купил то и другое в арсенале. Наш мастер мёртвых по совместительству ещё и выполнял роль торговца оружием, что, в общем, было логично.



*философски* Что может быть прекраснее, чем композиция из авантюристки и виселицы? Хорошее напоминание о бренности всего сущего.



Но вернусь к нашим баранам. :) Одна часть английской команды, во главе с губернатором, удалилась к мастерам, всё ещё на что-то надеясь...



...а другая, во главе с вице-адмиралом, устроила засаду против врагов Короны прямо на насыпи.



Ансель Смит был готов был перегрызть глотку любому, кто не являлся англичанином, о чём и предупредил окружающих во всеуслышанье.



Даже мне и Джил пришлось быстро отступить, чтобы не попасть под его тяжёлую руку.



Хорошо ещё, что мистер Смит вспомнил в последний момент о чести и пощадил двух беззащитных дам.



Но идти дальше мы побоялись, предпочтя наблюдать за происходящим с безопасного расстояния.



По большому счёту можно сказать, что игра остановилась почти на полчаса, если не больше. Народ только и был занят тем, что без конца ругался...



...или решал свои пожизнёвые проблемы.







Неудивительно, что когда мисс Рэдклифф на глазах у всех подошла к сэру Генри посекретничать, никто ничего не понял. Ну кроме тех, кто и так был в теме.



Я отказываюсь понимать, как испанцы, видя это, не заподозрили в мисс Мэри шпионку. Чёрт побери, у обоих такой многозначительный вид, что это же читается на раз...



Устав от неопределённости и отсутствия нормальных событий, я ненадолго заглянула в Порт-Ройяль, проверить, что там и как. Английская локация выглядела так пасторально, тихо и умиротворённо, что мне пришлось с сожалением повернуть назад. Ловить тут однозначно было нечего - все главные события в этот день очевидно творились на Тортуге.



Да... Меня не было всего 5-10 минут, однако и этого хватило, чтобы я снова пропустила ещё одно крайне трагическое происшествие... Но об этом - в следующей части.


Продолжение следует.

P.S. Пользуясь случаем, выражаю огромную благодарность j_ren_jenka за неоценимую помощь и моральную поддержку при написании этой части отчёта - без неё мне было бы совсем не так весело. ;)

 
Tags: adventures, corsairs-2011, me, photos, rpg
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments