Лиорелин (liorelin) wrote,
Лиорелин
liorelin

Categories:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Йо-хо-хо и галлон горилки! День 2-й. Игра начинается.

К трём часам пополудни игровой народ потихоньку начал собираться на насыпи, где должен был состояться открывающий "парад". При этом представители разных локаций предпочитали держаться поближе друг другу, не забывая обмениваться колкими любезностями. В процессе игры шуточки станут потяжеловеснее и более оскорбительными, но пока участники просто развлекались, заодно настраиваясь на нужный лад.
На параде были официально представлены другу другу все мастера, которые толкнули по небольшой зажигательной речи, и все основные локации. Плюс каждый, кто желал, мог высказаться и наговорить присутствующим чего душе угодно - но в рамках будущей игры. Одно плохо: народ так сильно толпился и кучковался, что было довольно затруднительно делать более-менее пристойные общие и частные снимки.

Ещё немного, ещё чуть-чуть - и всё начнётся.



Испанская быдлопехота Бравые сыны Кастилии и Арагона.



Испанцы vs. англичане, а французы в роли буфера между ними. Сколько взаимного презрения в этих взглядах...



Боже, храни короля и Англию! Слава адмиралу! (Испанцы в ответ, дружно: "Фууууууууу!!!").



Viva la España! (Англичане, пародируя испанцев: "Фууууууууу!!!").



Сэр Генри поднимает боевой дух подданных его величества, хотя, как мне кажется, в этом не было никакой необходимости.



Испанцы скептически внимают: они-то в курсе, кто на самом деле хозяин Нового Света.



Испанский адмирал: "Нам две колы и печенек! И сэра Генри в кляре".



"Слово предоставляется мастеру пиратской локации, Джеку... тысяча извинений, капитану Джеку Воробью".



"Кто я? Где я? И куда опять запропастилась "Жемчужина"?".



Очаровательная мастер по сюжету - гадалка Эсмеральда. (Йарвен, сурово: "А вообще, не лапать! Это моя возлюбленная!").



Далее слово взял английский картограф, официально провозгласивший курс на изъятие испанской собственности и прибавление владений Британской короны.



Испанцы, ещё более скептично настроенные. Virgen Santissima, какие типажи... всё-таки англичанам, при всей их обаятельности, очень не хватало испанской харизмы.



Впрочем, англичане и пираты, слушая речь испанского губернатора, тоже в долгу не оставались - мол, мы ещё посмотрим, кто кого.



Потом заговорил губернатор д'Ожерон, пообещавший выгодные условия торговли на Тортуге и многочисленные развлечения в её тавернах. Правда, основное содержание его речи можно передать примерно так: "Нас мало, но мы французы!!!".



Ну а поскольку не все англичане понимают французский, мисс Мэри Рэдклифф охотно перевела слова губернатора, будучи при этом весьма лаконичной: "Добро пожаловать!".



На этом основной обмен любезностями закончился, мастера напомнили правила, и игра официально началась. Всем участникам следовало разойтись по локациям, откуда им полагалось начинать дальнейшее движение по сюжету.

Французам было достаточно просто спуститься вниз к пристани...



...англичане неспешно потянулись в Порт-Ройяль...



...где сразу же устроили смотровой парад...

Смотровой парад в английской локации. Начало игры

...испанцы отправились заканчивать оснастку своих кораблей...





...а пираты и так были у себя дома.



Хотя Злой Рок и его боцман почти сразу отплыли на поиски приключений.



Мне, Этель и Джил предстояло начать своё путешествие с Тортуги - мы рассудили, что так будет логично для каждой из нас. Я по квенте искала своего беглого мужа, Этель вроде как жила здесь, а Джил прибыла в Кайенн в поисках какого-то старого врага. Правда, первые полчаса-час игра развивалась так неторопливо, что нам никак не удавалось найти себе иного занятия, кроме разговоров о планах на будущее. Ну и я ещё между делом фотографировала.

Сначала мы хотели посидеть в таверне, пообедать - благо успели проголодаться к тому времени - и заодно послушать слухи и сплетни. Но таверна ещё была закрыта, вкусной едой даже не пахло, и нам пришлось вернуться на пристань не солоно хлебавши.



Понаблюдав за приготовлениями испанцев и пиратов, мы решили вновь попытать счастья в таверне. По пути туда, на насыпи, мы встретили двух незнакомых испанцев, которых лихим ветром занесло на Тортугу - графиню Ливию Корнеро, жаждавшую отомстить за смерть отца, и сеньора Эстебана де Кампо-и-Эстоло с черепом в руке - ни дать ни взять Гамлет с Йориком. Разумеется, женское любопытство взяло верх, и мы не могли не поинтересоваться у любезного идальго, что всё это значит.
Благородный дон поведал нам душераздирающую историю о своём друге и его маленьком сыне, Иньиго, которого отец оставил на попечение сеньору де Кампо. К сожалению, мальчик трагически погиб, едва ему исполнилось три года, но поскольку благородный дон обещал заботиться о нём, то повсюду носил с собой череп маленького ребёнка, никогда с ним не расставаясь... Мы, право, не знали, смеяться нам или плакать. :)



Вот так за разговорами мы добрались до таверны. Внутри уже находились губернатор д'Ожерон с дочерью Мадлен, пираты и цыганка Эсмеральда.

"Две миски супа и бутылку вина губернатору Тортуги и его дочери!".



Старый пират охотно трепался на любую тему, по поводу и без, распространяя слухи разной степени свежести, правдивые и не очень.



Представитель испанского монарха немедленно отнял у сеньора де Кампо череп несчастного Иньиго - видимо, по праву старшинства в иерархии, и принялся играть с ним в гляделки.
"Ты чего на меня уставился? - А ты чего на меня скалишься?".



Обидевшись, благородный дон забрал череп и уселся с нами за один стол, вкушать бренную пищу и развлекаться светской беседой. Но, право слово, лучше бы он оставил Иньиго королевскому представителю...



Еда и напитки в таверне выдавались не просто так, а за игровые монеты - медь, серебро и золото (соотношение между ними было 1 к 5). Хотя можно было отработать на кухне или раздаче и получить свою порцию едой либо деньгами, но так поступали немногие. Экономика на игре, кстати, отображалась вполне достойно: торговцы привозили свои товары в таверну (у каждой колонии он был свой; англичане, например, продавали крупный рогатый скот и ром) и получали за это деньги, пираты и представители враждебных локаций пытались их грабить по мере сил, отнимая праведно нажитое и пропивая добычу в таверне. Плюс ещё можно было искать клады, поступить к кому-нибудь на службу, заняться мародёрством и воровством... в общем, всё почти как в жизни. Была ещё идея запустить в оборот фальшивые деньги, и кого-то в последний игровой день даже повесили по обвинению в порче монеты (по-моему, обвинение было ложным), но по-настоящему это мошенничество раскручено так и не было.

В начале игры все участники получили определённое количество денег, в зависимости от статуса: чем он был ниже, тем меньше выдавали наличности. Нам с девушками досталось по 5 медных монет, Ливия получила 6 - что её весьма сердило, ибо она, как-никак, была знатная дама. Впрочем, у большинства игроков было примерно столько же. Больше получили только губернаторы - но им всё-таки надо было вести высокую политику, платить за верную службу и вербовать новых людей. Забавно, но к концу игры все так привыкли мерить разные товары и услуги ненастоящими деньгами, что привыкать обратно к рублям, после реалов и песо, оказалось не так-то просто.

Однако вернусь к игре. Пока мы ожидали заказанный обед, стали свидетелями прелюбопытного диалога между старым пиратом, владельцем таверны и губернатором Тортуги: речь шла, разумеется, о доходах от взаимоневыгодного сотрудничества. Только напрасно старый пират пытался учить мсье д'Ожерона, как не надо вести дела - тот и без него взимал свои 10 % с таверны, не считая въездных пошлин, причитающихся с каждого, кто заходил в порт Кайенна. Свидетелями таможенной деятельности губернатора мы станем совсем скоро. Хотя, по-моему, уже на следующий день ему было уже как-то не до сбора пошлин, и в тортугской гавани высаживался кто хотел и когда хотел.

Благородный сеньор де Кампо в тот момент совершил роковую ошибку. Будучи обманут мнимым благодушием местного населения, он оставил череп Иньиго лежать на столе, а сам отошёл в сторонку, побеседовать кое с кем из посетителей таверны. Стоило ему отвлечься, как губернатор Тортуги одним цепким движением схватил череп, отодрал у него нижнюю челюсть, быстро вернул на место, а изъятую кость бросил за спину, к щели между стеной и полом. Всё это не заняло у него и полминуты. Затем он шикнул на дочку, мол, давай, Мадленка, шустро беги за таверну, вытаскивай челюсть и прячь, а потом в темпе возвращайся на место. Что та и проделала...

Как-то так получилось, что из всех непричастных лиц, кто в тот момент находился за губернаторским столом, только я одна наблюдала эту милую мизансцену. Мои спутницы ничего такого не видели, что уж говорить о тех, кто находился дальше. Признаться, я была так ошарашена и очарована этим мелким хулиганством, что даже не нашла в себе сил призвать мсье д'Ожерона к порядку. Чёрт, это правда было так забавно. :)

"А я что? А я ничего, я вот флаг себе делаю...".



Ну разве можно заподозрить этого достойного человека в том, что он только что похитил нижнюю челюсть у бедного черепа?



"Сударь, вы меня звали? Что случилось? Не желаете ли вина?".



"Я не понял, где моя нижняя челюсть? Где?! Что за отстойное место эта ваша таверна! Сегодня же на Тортуге будет весь флот Испании, и вы все понесёте причитающееся наказание за оскорбление, нанесённое подданному его католического величества!!".
Эл здесь, конечно, здорово вошёл в роль, а вот наши чёрствые души, увы, не оценили всей трагичности момента и веселились от души.



Нескучно было в таверне, да. Где ещё задаром увидишь такое шоу?



И девушки тут очень красивые работают.



Злой Рок, вернувшийся из плавания: "Ага, чёрта с два я к вам зайду, у вас тут нижние челюсти воруют!!".



Не знаю, отыскалась ли в тот день немаловажная деталь черепа маленького Иньиго, но впоследствии я наблюдала его только без нижней челюсти. Злосчастную черепушку не воровал только ленивый, помогая тем самым сеньору де Кампо выполнить квест, по которому он должен был избавиться от сомнительной чести и дальше рассказывать всем печальную историю сына своего друга. У Эла даже была мысль наложить на череп проклятие мастерским произволом, но и без этого сей реквизит приносил несчастье всем, кто брал его в руки: практически каждый был убит (в основном) либо понёс иной тяжкий ущерб. Нет бы сразу предать земле останки бедного мальчика...

Наевшись и решив, что больше нам в таверне делать нечего, я, Этель и Джил пошли обратно на пристань - погулять, подышать свежим воздухом, посмотреть, что интересного происходит. А может, и принять в этом участие.

Из Маракайбо отплыло испанское судно...



...на борту которого оказались герцогиня и её компаньонка. А так как везти знатную даму простым матросам никак нельзя, на вёслах - сам испанский адмирал, сеньор Эдлен.



Не знаю, о чём они говорили - с насыпи не было слышно, но кадр очень постановочный получился. Галантный кавалер прощается с дамой и обещает вернуться...



Игнорируя испанцев, пираты возятся с рангоутом и судовой артиллерией. Джил задумчиво наблюдает за ними, явно планируя грядущее путешествие на каком-нибудь пиратском корабле.



Меж тем английский флот почти в полном составе вышел из Порт-Ройяля в открытое море.



Д'Ожерон, заподозрив их в намерении пристать к тортугским берегам, немедленно отбыл в свою резиденцию.



И, в общем-то, правильно заподозрил. Покрутившись у противоположного берега (где, по их мнению, находился Барбадос), англичане повернули к Кайенну. (Для точности: кораблик справа - пиратский).



Сначала к берегу пристало купеческое судно...



...затем на Тортугу пожаловал сам мистер Лоусон, королевский картограф...



...и последним был военный корабль.



Встречать их высыпало всё свободное на тот момент население Тортуги. :)



Губернатор д'Ожерон тут же взялся за дело. "Платите пошлины, господа!". Не помню, сколько было с корабля - медяк или два, но с человека было полмедяка. Пришлось англичанам раскошеливаться.



Джил отправилась секретничать с картографом...



...мсье д'Ожерон с дочерью - водружать знамя на форте...



...а мы с Этель присели отдохнуть на насыпи в виду английского поселения. Там как раз объявили то ли общий сбор, то ли проводили парад и военные учения.



Вот так бездеятельно мы сидели, наверное, часа полтора или даже два. Почему - отдельный разговор, потом как-нибудь. Не очень помню, что происходило в этот промежуток времени, а из того, что всё-таки отложилось в голове, была первая неудавшаяся атака испанского флота на Порт-Ройяль, в результате которой испанцы потеряли несколько кораблей и изрядное число народу убитыми и ранеными - мертвятник впервые стал полон. Мы слышали отдалённый шум сражения - крики, стоны и проклятия, выстрелы из пушек и аркебуз, - но увы, посмотреть всё это вблизи возможности не имели. Видимо, как раз тогда мы с Этель окончательно решили покинуть негостеприимную Тортугу и отдаться под власть британской короны. Благополучно вернувшаяся с Ямайки Джил только укрепила нас в правильности сделанного решения.

Далее - выдержки из судового журнала сэра Генри Моргана:
...Вечером услышал выстрелы и шум боя. На воде, где-то в заливе, далеко от форта… Выслал разведку. Всё было кончено в нашу пользу. Корабль капитана Анселя Смита и союзная нам пиратская «Черная жемчужина» захватили испанский линкор с адмиралом сеньором Эдленом на борту. Во время жесточайшей абордажной схватки почти все испанцы, включая сеньора Эдлена были убиты. (Кстати, во время боя эти испанцы почему-то кричали не: «За бога, короля и Испанию!», а «Пошли нах! Чтоб вы сдохли! Сукины дети» и «Аллах Акбар!»... Странная смена мировоззренческих концептов...
По поводу последнего возгласа, однако, всё вскоре объяснилось: на борту испанского линкора находился один арабский наемник, работорговец кажется, он то и был захвачен нами в плен. А возглас издал, когда сеньор Эдлен, истекая кровью и желчью и, видимо, с уже помутившимся рассудком, выкинул за борт казну, схватил весло, обрушил его на голову работорговца, с размаха ломая мачту и захлёбываясь криком: «Суки, я мёртв!», - хотя следовало бы: «Славься Испания, повелительница морей!»... Видимо, испанцы не могут умирать достойно. ...Или умирать достойно умеют не эти испанцы? В любом случае, следует проверить...
А пленного работорговца мы, кстати, повесили. Предварительно заткнув его рот кляпом, ибо уста его изрыгали такие проклятия, что истерика сеньора Эдлена меркла на их фоне окончательно. Ему почитали библию, но вспомнили, что он неверный. Корана по близости не нашлось, и грязный араб со злости сжевал и проглотил кляп, опять прокричав что-то странное на своём богомерзком наречии. Пришлось повесить его без покаяния. Более того, я разрешил надругаться над его телом всем желающим (особенно желала этого мисс Мэри Рэдклиф - она колотила его Библией по голове и кричала: "Получай, окаянный!"). Затем вместе с мисс Кроу мы аккуратно отрезали голову от трупа и отправили с оказией на Тортугу, ибо там за нее была объявлена неплохая награда. Я разрешил матросам пропить всю сумму в качестве призовых. Слава Англии! Боже, храни короля!


На самом деле, Джил никого не приветствует. Она отбивается от комаров! С наступлением сумерек их становилось всё больше, больше и больше...



Так или иначе, мы подняли свои бренные тела, добрались до пристани и сговорились с боцманом Злого Рока, чтобы он доставил нас к адмиралу Моргану. Забесплатно, увы, не получилось, но мы поторговались и решили, что платим по медяку, а ещё одну монету отдаст сэр Генри. В конце концов, нужны же им там квалифицированные специалисты вроде учителя танцев и дипломированного медика?! Опять же, в колониях всегда была напряжёнка с европейскими женщинами... :))

Ну что, красивые, поехали кататься?



Прощай Тортуга! Отныне и до конца игры мы так и будем базироваться в английской локации.



Путешествие было кратким, но запоминающимся. По счастью, господин пират не причинил нам никакого зла, доставив по адресу быстро и без проблем.

Порт-Ройяль встретил нас трофейными кораблями, заряженными пушками и беззаботно купающимися поселенцами (в лице мисс Мэри и канонира Бурилло), которые, правда, стыдливо бежали за береговые укрепления, видимо, приняв наше судно за испанское. Из соображений цензуры я это купание не покажу, хоть там и не было никакого криминалу (просто кадры не получились, а выкладывать такое мне честь лиофотографа не позволяет).

Вот они - честно отбитые трофеи.



Vigilance! Constant vigilance!



Всё-таки английское чувство юмора - это кто-то с чем-то. Когда мы увидели обратную сторону береговых укреплений, то сразу поняли, что попали в нужное место к правильным людям.

Вот стена позора, где англичане размещали захваченные трофеи и объявления о розыске и награде за поимку всякого рода предателей, коллаборационистов и прочих вредителей.



И вот стена почёта, с портретом сэра Фрэнсиса Дрейка. Сюда так и просится подпись: "Непобедимая Армада? Скажи это ему!".
Потом десант, в первый раз взявший Маракайбо, рассказывал, что оставил издевательский плакат с мистером Дрейком на самом видном месте, чтобы испанцы сразу его приметили. И поделом.



Но в подробностях осматривать местные достопримечательности мы не стали, ибо господин адмирал был так рад нашему прибытию, что немедленно вызвал на аудиенцию. Приняли нас воистину по-королевски, милостиво выслушали и быстренько оформили в подданство. Да и как было устоять?



Из судового журнала сэра Генри Моргана:
Меж тем в лазарете не хватало доктора… Однако, стоило мне только подумать об этом, на Ямайку с Тортуги прибыла с кораблем торговцев группа переселенцев и в их числе мисс Этель О'Флаерти – врач и миссис Элен МакИннесс – учитель танцев. Обе леди изъявили желание принять наше подданство и поступить на службу в гарнизон, мотивируя тем, что на Тортуге слишком скучно. Я удовлетворил их просьбу: теперь у нас в Порт-Ройяле есть врач и учитель танцев! Кстати, миссис МакИннесс по мужу – Эксквемелин. Подумать только – жена моего старого друга, благодаря которому меня знает вся Европа! И что? Она рассказала, что несколько лет назад ее муж исчез неизвестно куда, и она ищет его в обоих полушариях упрямо и, похоже, безнадежно. К сожалению, мне не чем было утешить огорченную леди, ибо я сам не видел мистера Эксквемелина уже лет восемь... Причем увидеться был бы совсем не против! Мы славно развлекались тогда, в 70-е... Короче, зная его скверный нрав и тягу к приключениям, предполагаю, что он уже давно кормит крабов где-нибудь на дне Мирового Океана.

Правда, во время светской беседы нас постоянно отвлекали, по делу и не очень.

Мисс Рэдклифф, слегка обнаглевшая после купания: "Адмирал, не могли бы вы уступить мне палатку, чтобы я переоделась?".
Сэр Генри, ошарашенно: "Мэри, переоденьтесь где-нибудь в другом месте, не видите, я занят!..".



"А к вам можно? У вас там весело... и комаров нет...".
Так мы с Этель ненавязчиво познакомились со всем населением Порт-Ройяля. :)



Ради поддержания светской беседы рассказали адмиралу и его подчинённым последние новости с Тортуги, не забыв и о шалости французского губернатора. Проделки господина д'Ожерона имели невероятный успех, достойно украсив этот вечер, а заодно открыли для нас сердца ямайских колонистов.

"Переходи на английскую службу! У нас есть печеньки!".



А потом как-то незаметно кончилось игровое время, и все отбыли на Тортугу. Но и я, и Этель были так измучены, что провели в таверне всего несколько минут; к тому же, с игровой наличностью у нас было не то чтобы очень хорошо. Поэтому спать легли ещё до десяти вечера, наглухо запершись от комаров в палатке и постаравшись отгородиться от негостеприимной рогожкинской реальности здоровым сном без сновидений. И даже пьяные вопли из таверны не могли нам помешать...

Продолжение следует.

 
Tags: adventures, corsairs-2011, me, photos, rpg
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments