Лиорелин (liorelin) wrote,
Лиорелин
liorelin

Categories:
  • Mood:

Записки пытошных дел мастера. Часть 2-я.

В такой хороший солнечный день как-то не хочется думать о страшном... но придётся. Тем более, что тучи всё ещё бродят по небу, и дождь вместе с унылой безысходностью легко может вернуться.

Я намеренно собрала во второй части рассказа о музее средневековых пыток всё самое мрачное, кошмарное и мерзкое, что там было. С одной стороны, чтобы прониклись атмосферой, с другой - чтобы завтра устроить своеобразный "отходняк". Нет, всяких недобрых предметов тоже будет в достатке, но всё же не настолько отвратительных, как сегодня.
Все всё поняли? Я предупредила. Не уверены в себе - под кат не ходите.

Вдох, выдох, посмотрели по сторонам, заглянули в окна, откуда видно достопримечательности Петропавловской крепости...

Вид в окно на Петропавловскую крепость  Вид в окно на Петропавловскую крепость


...и-и пошли-пошли от экспоната к экспонату.

Прямо у лестницы, с которой поднимаешься на второй этаж, установлены колодки - видимо, в знак приветствия.

Колодки


Первое, что бросалось в глаза на рыночной площади или у въездных ворот, были колодки, которые считались почти обязательным атрибутом любого средневекового города. Этот предмет, также как и кандалы, принадлежал к разряду телесных наказаний, созданных для того, чтобы наказуемый являл собой живой упрёк для окружающих. Идея состояла в том, чтобы не только покарать конкретного преступника, но и сохранить устои общества, защитить его от попрания общественной морали. Заключением в колодки наказывали лжецов, воров, пьяниц и сварливых женщин... это считалось лёгким наказанием, но могло стать и более серьёзным, если жертву, не имеющую возможности двигаться в своих деревянных оковах, народ начинал оскорблять, а зачастую толкать, щекотать, поджигать, бить и даже наносить увечья. Такие случаи демонстрируют насколько тонка грань, отделяющая поддержание общественного порядка от садизма.

Там же рядышком - решётка-жаровня.

Решётка-жаровня


Во времена Средневековья палачи были вольны сами выбирать любое, с их точки зрения подходящее, средство для получения признания. Нередко они использовали и жаровню. Жертву привязывали (или приковывали) к металлической решётке и затем «поджаривали», «подвяливали» до тех пор, пока не получали «искреннее признание» или «раскаяние».
По преданию, от пыток на жаровне погиб в 258 г. н.э. Святой Лаврентий – испанский диакон, один из первых христианских мучеников.


Но всё-таки колодки или жаровня - слишком незамысловато. Прошлый век. Со временем понавыдумывали средства пострашнее.

Старый недобрый знакомый - испанский сапог.

«Испанский сапог»  «Испанский сапог»


«Испанский сапог» был своеобразным проявлением «инженерного гения», т.к. Судебные власти во времена Средневековья заботились, чтобы лучшие мастера создавали все более совершенные приспособления, позволявшие ослабить волю заключённого и быстрее и легче добиться признания. Металлический «Испанский сапог», снабжённый системой винтов, постепенно сжимал голень жертвы вплоть до перелома костей.
В России использовали несколько иную, упрощённую разновидность «Испанского сапога» – металлическая конструкция замыкалась вокруг ноги и затем в скрепу забивали молотком дубовые клинья, постепенно заменяя их клиньями все большей и большей толщины. По преданию самым страшным и действенным считался восьмой клин, после чего пытка прекращалась, так как кости голени ломались.


Упрощённый вариант «испанского сапога» - «железный башмак».

«Железный башмак»


При помощи «железного башмака» палач работал не с голенью, а со стопой допрашиваемого. Этот «башмак» был снабжён системой винтов, аналогичной той же, что и в «тисках для пальцев» (разновидность струбцины). Слишком «усердное» применение этого пыточного инструмента обычно оканчивалось переломом костей предплюсны, плюсны и пальцев.

Ошейник с шипами.

Ошейник с шипами


Ошейник с шипами - особая цепь с острыми шипами, замыкавшаяся на шее жертвы. Ошейник ранил тело, раны гноились и со временем становились неизлечимыми. Такая пытка не требовала вмешательства палача.

Обруч с винтами.

Обруч с винтами



«Сдавливающий пояс» плотно застёгивали на талии жертвы, фиксируя по бокам кольцами запястья рук.

«Сдавливающий пояс»


Крепления для подвешивания за ноги - устройство для захвата лодыжек жертвы при подвешивании вниз головой.

Крепление для подвешивания за ноги


Особое место среди пыток и наказаний занимало увечье рук. Этот вид наказания использовался не только в случае мелких правонарушений, как лёгкое искупление вины, но и в процессе допроса. Пытка широко применялась в Испании, где отношение к приговорённым было «немилосердным».
Часто, перед обезглавливанием или сожжением на костре, приговорённого долго мучили и отсекали руки.
В 1459 г. произошёл сенсационный случай с менестрелем Жаном де Ля Виттом. Он предстал перед судом в Лангре, где его подвергли пытке и обрекли на отсечение языка и рук, несмотря на то, что он не признал себя виновным ни в одном из преступлений. Всё это было сделано для того, чтобы несправедливо обвинённый не смог ни рассказать, ни написать об этом. И всё-таки местный суд, осведомлённый о невиновности подсудимого, приговорил его к смерти, дабы скрыть ужасный скандал. Он стал достоянием общественности благодаря чистой случайности.


Топорик-резак для отсечения пальцев.

Топорик-резак для отсечения пальцев


Тиски для больших пальцев («ручной зажим»).

Тиски для больших пальцев («ручной зажим»)


Дробление суставов подследственного – один из самых простых и действенных методов пытки, который использовался с древнейших времён. В России этот пыточный механизм более известен как «винтовой ручной зажим», прозванный в народе «репкой» (в сжатом состоянии она отдалённо напоминаем этот овощ). С «репкой» связана русская пословица: «Хоть ты матушку-репку мне пой!».
Представленное здесь устройство – точная копия, сделанная по чертежам, приложенным к «Криминальному кодексу императрицы Марии-Терезии», изданному в Вене в 1769 г. Появление такого «труда» в эти годы было явным анахронизмом для Европы: к этому времени пытки уже были отменены в Англии, Пруссии, Тоскане и множестве мелких княжеств.
Это руководство подробно описывает процедуру проведения пыток, а также даёт судьям ряд практических рекомендаций. Спустя всего 7 лет «Кодекс» был отменён Иосифом II – сыном императрицы.


По сути, это всё были такие "вспомогательные" средства. Дальше в ход идёт тяжёлая артиллерия, приготовьтесь.

Ошейник с гирькой-воротом и «испанский паук».

Ошейник с гирькой-воротом и «Испанский паук»


Ошейник с гирькой-воротом - изощрённое орудие пытки, применявшееся в застенках Средневековой Европы, когда тугой металлический ошейник ещё сильнее впивался в шею под воздействием «выворачивающей» его гирьки (при этом руки заключённого были связаны сзади).
«Испанского паука» вонзали жертве в какую-либо часть тела. Внешне оно напоминало ножницы с загнутыми острыми концами. Когда «когти» впивались в плоть несчастного, верёвка, пропущенная через кольца, а затем переброшенная через блок в потолке, позволяла поднимать и опускать жертву, что усугубляло страдания.


Ну а это средство скорее для казни, чем для пытки.

«Разрыватель груди»


XV век в Западной Европе был эпохой, когда ведьмы и колдовство пользовались «большим спросом». Народные верования в этой области были так глубоки, что торговля святым маслом, прахом, мощами, жиром летучей мыши и другими подобными снадобьями для чёрных месс и бесовских церемоний была обычным делом. Все ведьмы и маги считались еретиками, поэтому битва с ересями стала преимущественно борьбой с чёрной магией. Орудий борьбы против ведьм и еретиков было множество, но наиболее предпочтительными всё же оставались «железо и огонь». Эти средства борьбы с Дьяволом казались самым эффективными.
«Разрыватель груди» был в числе этих инструментов: раскалив добела его острые зубцы, палач разрывал на куски грудь жертвы. В некоторых районах Франции и Германии вплоть до XVIII в. этот инструмент называли «Тарантулом» или «Испанским пауком». Есть сведения, что его использовали против виновных в совершении аборта.


Вроде смотришь - ничего особенного, то ли игрушка, то ли кухонная утварь. Ага, щаз...

«Пытка грушей»


«Груша» - инструмент, использовавшийся для анальной и оральной пыток, а несколько больший по размерам – для вагинальной. Его вводили в рот, анальное отверстие или влагалище и при закручивании винта сегменты груши раскрывали максимально. В результате этой пытки внутренние органы серьёзно повреждались, часто приводя к смерти. В раскрытом состоянии острые концы сегментов впивались в стенку прямой кишки, в глотку или шейку матки.
«Оральная груша» применялась для допросов проповедников-еретиков, «анальная» – мужчин, обвинённых в пассивном гомосексуализме, а «вагинальная» – женщин, заподозренных в интимной связи с Дьяволом.


Ещё одно милейшее изобретение схожего действия - вонзающиеся козлы.

Вонзающиеся козлы («Конь»)


Вонзающиеся козлы («Конь») - жертву усаживали верхом на этот пыточный аппарат с привязанными к запястьям и лодыжкам гирями. Острое ребро перекладины впивалось в промежности, вызывая нестерпимую боль.

Каюсь, мне всегда было интересно, что такое гаррота - постоянно попадались упоминания про неё на страницах разных исторических романов. Теперь я знаю, что это за редкая дрянь.

Гаррота


Гаррота - смертника сажали на стул с руками, связанными за спиной. Железный ошейник жёстко фиксировал положение головы. В процессе казни палач постепенно закручивал железный болт, который медленно входил в череп осуждённого.
Другая разновидность этой казни, более распространённая в последнее время – удушение с помощью металлической проволоки.
Гаррота использовалась в Испании вплоть до недавнего времени. Последняя официально зарегистрированная казнь с её применением была проведена в 1975 г.: был казнён студент, как выяснилось позднее, оказавшийся невиновным.
Этот инцидент стал последней каплей в черед доводов в пользу отмены смертной казни в этой стране.


А эта штука, только в упрощённом варианте, встречается в "Одиссее капитана Блада".

Пресс для головы


Пресс для головы - наказание, которое имеет много общего с пыткой, пришедшей в Россию с востока под названием «клячить голову». Современники так описывали клячанье: «Наложа на голову верёвку, просунув кляп, вертят так, что оный (пытаемый) изумлённым бывает». Иными словами, при этой пытке просовывали под верёвку палку, которой эту верёвку закручивали.
По такому же принципу была изготовлена и «машина для казни» в Северной Германии, высоко ценимая местными палачами. Действовала она довольно просто: подбородок жертвы помещали на плоскую опору, а металлическая дуга опоясывала верхнюю часть головы и опускалась с помощью винтов. Сначала раздавленными оказывались зубы и челюсти... Поскольку при повороте ворота давление нарастало, ткани мозга начинали вытекать из черепа. В дальнейшем этот инструмент утратил своё значение как орудие казни и приобрёл широкое распространение как орудие пытки. В некоторых странах Латинской Америки очень похожие приспособления используются до сих пор.


И, наконец, вершина пыточного искусства, родившаяся в мозгу совсем уж упоротого садиста (чтоб ему в аду вечность с этой штуки не слазить, прости Господи) - «Бдение» или «Колыбель Иуды».

«Бдение» или «Колыбель Иуды»


По словам изобретателя этого приспособления Ипполито Марсили, введение в обиход «Бдения» явилось переломным моментом в истории пыток. Отныне система получения признания не предполагала нанесение телесных повреждений. В ней нет сломанных позвоночников, вывернутых лодыжек или раздробленных суставов; единственное, что по настоящему страдало при новой пытке – это нервы жертвы. Смысл «Бдения» состоял в том, чтобы держать жертву в бодрствующем состоянии так долго, как только возможно; это была своеобразная пытка бессонницей. Тем не менее, «Бдение», которое первоначально не рассматривалась как жестокая пытка, во времена Инквизиции нередко принимало более изощрённые формы.
На жертву надевали стальной пояс и с помощью системы блоков и верёвок подвешивали над остриём пирамиды, которая располагалась под задним проходом или влагалищем. Смысл пытки заключался в том, чтобы не дать несчастному расслабиться или уснуть. Платой даже за самый кратковременный отдых становилось проникновение в тело острия пирамиды. Боль была настолько сильной, что обвиняемый терял сознание. Если это случалось, процедуру откладывали, пока жертва не приходила в себя.
В Германии «пытка бдением» называлась «Колыбелью Иуды».


Чтобы пытаемые не мешали криками во время истязаний, им на голову надевали железный кляп.

«Железный кляп»


Этот пыточный инструмент появился для того, чтобы «успокоить» жертву и прекратить пронзительные крики, докучавшие инквизиторам. Железная трубка внутри «маски» плотно засовывалась в горло преступника, а сама «маска» запиралась болтом на затылке.
Зачастую это приспособление применялось для тех, кто был приговорён к сожжению на костре. Особенное распространение «железный кляп» получил во время массовых сожжений еретиков, где казнили целые группы, по приговору Святейшей Инквизиции. «Железный кляп» позволял избежать ситуации, когда осуждённые заглушали своими воплями духовную музыку, сопровождавшую казнь.
Известно, что Джордано Бруно был сожжён в Риме в 1600 г., с железным кляпом во рту. Тот кляп был снабжён двумя шипами, один из которых, пронзив язык, вышел под подбородком, а второй раздробил нёбо.


А теперь выдохнули... зажмурились... и быстро посмотрели в окно, на улочку Петропавловской крепости, залитой августовским солнцем, обычно таким нещедрым на севере. Специально выкладываю фотографию побольше, чтобы в себя пришли.

Вид из окна на Петропавловскую крепость



Но всё равно бойтесь, ибо окончание следует...
 
Tags: history, museums, p&pf, photos, spb, tortures
Subscribe

  • С Днем Победы!

    "Любимый город" муз. Никиты Богословского сл. Евгения Долматовского в исполнении Тилля Линдеманна (ГДР), солиста ВИА "Таранный камень"…

  • Христос Воскресе!

  • Один день зимы.

    Тот самый исключительный случай, который не может не вынудить меня сделать пост в этом почти заброшенном дневнике. :) Снег напал на Сочи! Наконец-то!…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments