Лиорелин (liorelin) wrote,
Лиорелин
liorelin

Categories:

Причины мировых войн ХХ века. Экономика.

Итак, первый и самый важный блок причин, которые привели к мировым войнам -

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРИЧИНЫ

Первая и Вторая мировые войны были связаны с новой исторической эпохой, которая характеризовалась в области экономики процессами монополизации, ведущей ролью финансового капитала, ужесточением борьбы за рынки сбыта и источники сырья, территориально-политическим переделом мира и началом его экономического раздела ведущими монополиями. Эти тенденции ещё на рубеже XIX – ХХ веков получили название «империализм». В это понятие вкладывалось различное содержание, но бóльшей частью оно применялось для определения расширяющейся экономической и политической экспансии крупных держав.

Об империализме заговорили в политической и экономической литературе, а также в прессе, начиная с рубежа XIX – ХХ веков, а точнее, с кризиса 1900-1903 гг., который стал поворотным пунктом перехода капитализма в стадию империализма. Экономический кризис, последовавший после бурного промышленного роста 1890-х гг., имел очень важные последствия, дав мощный толчок процессам концентрации производства и капиталов. Ходя первые монополии стали появляться ещё в последней трети XIX века, лишь начало ХХ столетия стало временем их подлинного могущества.

Этому способствовало несколько причин.

Во-первых, быстрый прогресс техники: появление новых отраслей промышленности (автомобилестроительная, электротехническая, химическая и т.д.) и новых видов продукции, в том числе более совершенного оборудования и станков. Технические новинки позволили значительно увеличить масштабы производства, но требовали и значительных капиталовложений. Такого не могли себе позволить ни даже очень богатые предприниматели, ни акционерные общества. Поэтому нескольким крупным предприятиям стало выгодно договориться об объединении друг с другом, тем более что оно сулило значительные прибыли.

Во-вторых, сильно выросла роль банков, среди которых процесс монополизации шёл ещё быстрее, чем в промышленности. Благодаря огромным средствам, сконцентрированным в ведущих банках, они получили возможность вмешиваться в деятельность предприятий и становиться их владельцами. Естественно, банкам было выгодно монополизировать какую-либо отрасль производства, чтобы контролировать рынок данного вида продукции, а потому централизация банковской сферы приводила к ещё большей монополизации промышленности, и наоборот.

В-третьих, правительство охотнее поддерживало монополии, чем более мелких предпринимателей, поскольку они представляли собой силу, на которую можно было опереться как внутри страны (контроль над рабочим и профсоюзным движениями), так и на мировой арене (отстаивание национальных, государственных интересов, особенно экономических). Осуществляя в больших масштабах поставки государству, особенно в связи с постоянной гонкой вооружений, размещая государственные займы, монополии увеличивали не только свои богатства, но и своё влияние.

Объединённые промышленные и банковские монополии (картели, синдикаты, концерны), используя экономическую мощь и поддержку правительства, начали делить мир на сферы влияния. Существовала обширная сфера для приложения их капиталовложений – многочисленные экономически отсталые страны с дешёвой рабочей силой и сырьём, в основном колонии. При этом монополистические объединения государств, уже захвативших значительные колониальные владения (Англия и Франция), находились в более выгодном положении, чем монополии новых, «молодых» держав (Германии, США, Японии). Это усиливало соперничество и между монополиями, и между странами.

Поскольку каждая страна стремилась не только к упрочению своего экономического и политического положения, но и к более или менее отдалённому преобладанию в мировой торговле и политике, то борьба между монополистическими объединениями стала приобретать всё более политизированный характер. Обладая значительным влиянием внутри своей страны, монополии начали играть ведущие роли в определении внешнеполитических курсов и программ своих государств. Теперь международные отношения зависели больше от экономических выгод и заключённых торговых соглашений, а политики советовались с промышленниками и банкирами, прежде чем предпринять какие-либо действия.

Именно потребности монополий в дальнейшем экономическом развитии, их претензии на преобладание в мировой торговле вызвали к жизни политическую экспансию ведущих государств. И хотя империализм как система окончательно сложился лишь в начале ХХ века, противоречия империалистического характера начали складываться и проявляться намного раньше. Они выразились в усилении монополий и расширении поля их деятельности, что не могло не столкнуть различные государства в борьбе за источники сырья, рынки сбыта, сферы приложения капиталов.

Экономическая конкуренция стран с приближением и наступлением эпохи империализма приобрела новый, глобальный характер. Это было связано с претензиями ведущих держав на мировое господство, которое не мыслилось без экономической гегемонии. Страна считалась тем мощнее, чем развитее была её промышленность и позиции финансового капитала на мировой экономической и политической арене.

Но промышленный рывок второй половины XIX века потребовал значительных средств и ресурсов, которые в полном объёме можно было взять только за счёт дальнейшей колониальной экспансии. Новые колонии обеспечивали не только необходимым сырьём, средствами и дешёвой рабочей силой развивающуюся промышленность Европы и США, но и представляли собой огромный и неограниченный рынок сбыта промышленных товаров, что в свою очередь служило дополнительным стимулом к дальнейшему развитию промышленности метрополий. Вот почему колониальное соперничество во второй половине XIX века приняло более ожесточённый характер.

Помимо всего прочего, колонии являлись выгодной и перспективной сферой приложения капиталов. Добыча полезных ископаемых, и в первую очередь нефти, добыча драгоценных металлов и камней (например, в Южной Африке), сооружение железных дорог и прокладка каналов, другие мероприятия приносили верный доход тем, кто вкладывал в них деньги, и упрочивали их экономическое могущество. Поэтому не одни только промышленники толкали своё государство к военным выступлениям с целью захвата новых источников сырья и рынков сбыта. Финансисты, руководители банков и фондовых бирж тоже требовали (особенно перед Первой мировой войной) деятельной военно-дипломатической поддержки всюду, где только они стремились поместить свободную наличность. Так, в России, не промышленный, а именно торговый капитал мог толкать правительство к экспансии, мог поощрять завоевания ещё в то время, когда русская промышленность была слабо развита. Промышленники же стали оказывать влияние в этом направлении лишь накануне войны.

В результате борьба за колонии превратилась в борьбу за источники сырья, рынки сбыта и дешёвой рабочей силы, за сферы приложения капиталов. Всё это в совокупности должно было способствовать укреплению экономики стран, и действительно способствовало, но колониальное соперничество приводило к обострению международных отношений и возникновению многочисленных инцидентов, каждый из которых мог стать поводом к всеобщему конфликту.

Для защиты своей промышленности страны активно использовали и «таможенные войны», т.е. специально вводили завышенные тарифы на импортную продукцию, проводя протекционистскую политику. Между тем, как справедливо отмечали противники протекционистов – фритредеры (сторонники free trade – свободной торговли), протекционизм разделяет страны и народы, провоцируя «таможенные войны» и усиливая угрозу вооружённых конфликтов, приводит «к расхищению национального достояния с выгодой для немногих торговцев и промышленников и в ущерб интересам всего народа».

Наиболее характерным примером в этом плане являлись США, которые начинали оказывать на мировую экономику всё возрастающее влияние. Американский изоляционизм, запретительная политика, различные тарифы способствовали тому, что европейские товары были «изгнаны» из обширного внутреннего рынка США. Подобные действия стесняли европейский финансовый капитал, ограничивали его поле действия. А после выступления на мировую арену североамериканский капитал серьёзно потеснил капитал европейский, особенно в Центральной и Южной Америке. В итоге «погоня» за рынками сбыта и сырья, а также возможности выгодного приложения капиталов приобрели ещё бóльшую остроту, поскольку возможные территории для экономической экспансии сократились по меньшей мере на треть.

Экономическое соперничество усугублялось ещё и тем, что некогда ведущие державы (Англия и Франция) не желали расставаться с главенствующим положением в мировой экономике. Но с возрождением Германской империи, претензиями Италии, Австро-Венгрии, России, выходом в «большую экономику» США и Японии они потеряли былое влияние и вынуждены были прилагать значительные усилия, чтобы оставаться в числе ведущих стран. Так, внешнеторговый оборот Англии и Франции с 1890 по 1913 гг. увеличился в 2 раза, Германии и США – в 2,5 раза, а Италии – в 3 раза. Англия больше не лидировала по уровню промышленного развития и, по словам В.И.Ленина, проиграла молодому германскому империализму по всем статьям. По темпам роста валового национального продукта с 1873 по 1913 гг. Англия и Франция уступали даже России (2,2, 1,6 и 2,5 соответственно), не говоря уже о Японии, Германии и США (2,7, 2,9 и 4,3 соответственно). Поэтому экономическое соперничество во многом обусловило готовность стран решать экономические проблемы с помощью политических средств, т.е. сначала дипломатической, а затем и военной борьбой.

~*~

Первая мировая война не сумела разрешить всех противоречий между странами, и после 1918 г. к политическим и националистическим проблемам Европы добавился целый перечень экономических и финансовых. Война потребовала огромных затрат, и теперь экономика должна была переходить на мирные рельсы. Новые границы разрушили прежнее экономическое пространство. Державы-победительницы заставили побеждённых платить репарации. Экономика восстанавливалась с трудом, страны были поражены безработицей и инфляцией, а Соединённые Штаты, кредиторы Европы, требовали возврата долгов. Однако европейские страны не предпринимали никаких попыток, чтобы совместными усилиями разрешить все эти трудности.

Все обиды и претензии не были опасны в 20-е гг., в короткий период восстановления довоенного экономического порядка, при более или менее неограниченной внешней торговле, устойчивой валюте, частных предприятиях, в деятельность которых государство почти не вторгалось. Но это восстановление было разрушено широкомасштабным экономическим кризисом, разразившимся на рубеже 20-х – 30-х гг. Сигналом его стал биржевой крах в США в октябре 1929 г. Из-за океана кризис докатился до Европы и охватил все промышленные страны. Он был полным и всеобщим. Сначала произошло резкое сокращение промышленного производства, затем невиданный спад торговли. Это привело к полному финансовому кризису. За два года уровень производства в капиталистических странах упал почти на 40 %, что повлекло за собой невиданное уменьшение занятости населения. Общее число безработных в 1932 г. составляло 30 млн. человек, в том числе свыше 2 млн. безработных в Англии, 6 млн. – в Германии и 15 млн. – в США. Резкий валютный кризис в 1931 г. – с отменой золотого стандарта – пошатнул фунт стерлингов, вместо которого в Европу хлынули американские доллары, утечка которых только за один месяц составляла 330 млн. Из-за кризиса страны сосредоточили свою деятельность в пределах собственных национальных систем; и тем интенсивнее это происходило, чем более индустриально развитой являлась страна. В 1931 г. германская марка перестала быть свободно конвертируемой валютой, и страна перешла к бартерной внешней торговле. В 1932 г. Великобритания, традиционно придерживавшаяся принципа свободной торговли, установила защитные тарифы и вскоре распространила их на свои колонии. В 1933 г. президент Рузвельт осуществил девальвацию доллара и независимо от других стран стал проводить политику оздоровления экономики.

Экономическое положение не могло не сказаться на состоянии международных отношений, которые в этот период приобрели напряжённый характер. К 1932 г., когда экономический кризис достиг своего апогея, вновь, как и накануне Первой мировой войны, стал подниматься вопрос о переделе сфер влияния, о борьбе за источники сырья, за рынки сбыта. Воспользовавшись такой ситуацией, побеждённые в Первой мировой войне страны – Германия, Австрия, Венгрия и Болгария – практически отказались от дальнейшей выплаты наложенных на них репараций и стали заявлять в своих претензиях. К ним присоединились Япония и Италия, считавшие себя обделёнными. Созданная с таким трудом Версальская система потерпела крах.

А.Тейлор в своей книге «Вторая мировая война» объясняет причины, по которым страны-агрессоры были вынуждены обратиться к внешней экспансии. «Советская Россия всегда была закрытой экономической системой, хотя это не уберегло её от последствий мирового кризиса. Некоторые другие великие державы, прежде всего США, а также Великобритания и Франция с их колониями, могли на худой конец обойтись внутренними ресурсами. Проиграли Германия, Япония и другие крупные индустриальные державы: они не могли себя самостоятельно обеспечить, им требовалось привозное сырьё, но кризис лишил их возможности получать его нормальным путём через внешнюю торговлю. Те, кто руководил в этих странах экономикой, несомненно, ощущали, что их страны задыхаются и необходимо создать собственные экономические империи».

Развитие японской промышленности зависело от внешних рынков. Япония вывозила более 30 % своей продукции, что давало ей возможность создавать рабочие места и ввозить необходимое сырьё. В конце же 20-х – начале 30-х гг. к постоянно существующей узости внутреннего рынка добавилось резкое сокращение рынка внешнего. Неизбежным следствием стали растущие финансовые трудности и общая напряжённость государственного бюджета. В результате мирового экономического кризиса в Японии образовалась и росла армия безработных. Появилась реальная почва для усиления социального протеста. Правящие классы видели выход из создававшегося положения в войне. Отсюда пропаганда военных акций как единственного выхода из экономического кризиса.

Отзвуки краха на нью-йоркской бирже заметно отозвались и в Германии. Американские банки потребовали возмещения кредитов и лишили, таким образом, немецкую экономику необходимой поддержки. Пользуясь общим экономическим хаосом, умело играя на ностальгии и злопамятстве многих немцев, Гитлер и его национал-социалистская партия завоевали победу на выборах в 1933 г. и пришли к власти. Ещё в 1924 г., в своей книге «Майн кампф», Гитлер определил внешнюю экспансию как ведущую в своей политике, а мировой экономический кризис позволил ему приступить к её осуществлению.

Установление в 1922 г. фашистского режима дало крупному итальянскому капиталу возможность полностью подчинить внутреннюю и внешнюю политику страны своим экспансионистским целям. Между тем Италия заметно отставала в хозяйственном развитии от своих более мощных соперников. Относительная слабость военно-экономического потенциала, связанная, в частности, с отсутствием в стране сколько-нибудь значительных запасов важнейших полезных ископаемых и стратегического сырья, а также отсутствие колониальных владений, откуда их можно было бы почерпнуть, не позволяла идти на риск военной конфронтации ни с одной из великих держав. Италия была в числе государств, которые особенно тяжело поразил мировой экономический кризис 1929-1933 гг. Воспользовавшись общей нестабильностью в экономических и политических отношениях, Муссолини приступил к завоеванию своего «жизненного пространства», которое бы позволило Италии полноценно развиваться.

Значительный вклад в развязывание новой мировой войны внесла политика монополий, стремившихся извлечь как можно больше дохода из военных действий и начавшейся гонки вооружений. По мнению Г.Л.Розанова, «коренные, глубинные причины Второй мировой войны лежат в столкновении интересов монополий крупнейших империалистических держав. Именно монополии несут ответственность за милитаризацию общества, наращивание гонки вооружений. Они же породили силу, ставшую главным поджигателем войны, – фашизм». Так, когда Италия напала на Эфиопию, США расширили поставки ей стратегических материалов. Среднемесячный объём американо-итальянской торговли увеличился с 25 тыс. долларов в предшествовавшие месяцы до 600 тыс. долларов. Мало того, стремясь обратить агрессию Германии на Восток, к Советскому Союзу, Гитлеру было обещано предоставление значительных международных займов, до 1 млрд. фунтов стерлингов. Именно об этом 20 июля 1939 г. в Лондоне беседовали Р.Хадсон, министр внешней торговли Великобритании, и Г.Вольтат, германский правительственный чиновник по особым поручениям.

Благодаря попустительству ведущих западных стран (в частности, Англии и Франции, а также США) Германия начала обгонять их по основным экономическим показателям. В 1939 г. выплавка стали составляла в Германии 22,5 млн. т, в Англии – 13,4 млн., во Франции – 7,4 млн. т, добыча угля соответственно – 252 млн., 235 млн., 49 млн. т, выплавка алюминия – 199,5 тыс., 25,4 тыс. и 53,5 тыс. т. Усилившаяся Германия не только стал рассматривать страны Центральной и Юго-Восточной Европы как безраздельную сферу влияния немецких монополий, но и открыто выступала за передел в свою пользу английских и французских колониальных владений. Заметно возросли экономическая экспансия фашистской Германии и её проникновение в сферы влияния английского и французского капиталов. Резкое обострение англо-германских и франко-германских экономических противоречий всё более принимало характер открытой экономической войны.


О военно-политических причинах в следующей части.

Ссылка на меня при использовании всех текстов обязательна.

 
Tags: causes of world wars
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments